Показатели системного иммунного ответа у женщин с хроническим сальпингоофоритом хламидийной и нехламидийной этиологии

Михнина Елена Андреевна, Давыдова Наталия Ивановна , Эллиниди Анжелика Николаевна,  Дрыгина Лариса Борисовна

Статья опубликована в журнале “Акушерство и женские болезни”, выпуск 1, 2012 г.

Изучены параметры системного иммунитета у 45 женщин с хроническим сальпингоофоритом серопозитивным хламидийным, и у 45 женщин с серонегативным хроническим сальпингоофоритом.  Выявлены достоверные отличия в синтезе цитокинов INF-γ, TNF-α и количестве Т–хелперов у женщин с персистирующим хроническим сальпингоофоритом хламидийной этиологии, ассоциированным с HSP60

Хронический сальпингоофорит является наиболее частой причиной бесплодия, невынашивания беременности, эктопической беременности и нарушения менструального цикла [3; 5]. Ведущей причиной воспалительных заболеваний органов малого таза, в том числе и хронического сальпингоофорита, являются инфекции передаваемые половым путем, которые в 30–50% случаев вызываются Neisseria gonocoсcus  и Chlamydia trachomatis [16; 17]. По данным ВОЗ считается, что нелеченные гонококковая или хламидийная инфекции у 40% женщин приводят к развитию воспалительных заболеваний органов малого таза, при этом у каждой 4–ой женщины в последующем развивается такое осложнение как трубное бесплодие (WHO, 2006).
Распространенность бессимптомных форм хламидийной инфекции у женщин европейских стран составляет от 1,7% – 17% [6] до 70% [9]. Возникновение резистентных к антибиотикам форм возбудителей, их трансформация в L–формы способствуют увеличению частоты рецидивов, осложнений и распространению воспалительных заболеваний гениталий хламидийной этиологии.
В последние годы, для выявления персистирующей хламидийной инфекции наряду с рутинными методами определяют антитела к белку теплового шока HSP60, повышенный интерес к этому показателю обусловлен выявленной значимой связью антител к антигену HSP60 хламидий с хроническим сальпингитом и трубным бесплодием, продемонстрированной исследованиями многих авторов [4; 5; 14].
​Сходство данного белка с белками теплового шока человека запускает вторичный иммунный ответ, что является важным моментом в иммунопатогенезе персистирующей хламидийной инфекции и поддержании воспалительной реакции, что в свою очередь, может способствовать развитию аутоиммунных реакций в организме [14].
​Таким образом, на сегодняшний день остается малоизученной роль персистирующей хронической хламидийной инфекции, вызванной абберантными формами C. trachomatis, экспрессирующими антиген HSP60, характеризующийся высокой (почти 50%) гомологией с аминокислотным составом человеческого белка теплового шока в развитии хронического сальпингоофорита и ее влияние на репродуктивное здоровье женщины. Немногочисленные данные о характере иммунного ответа при персистирующей хронической хламидийной инфекции, особенностях клинического течения обусловливают необходимость углубленного исследования этого заболевания для назначения адекватной терапии и контроля ее эффективности.

Цель исследования: Провести сравнительный анализ показателей  системного иммунного ответа у женщин с хроническим сальпингоофоритом хламидийной и нехламидийной этиологии.

Материал и методы​
Исследуемую группу (I) составили 45 пациенток с хроническим сальпингоофоритом, серопозитивным по антихламидийным антителам: из них у 28 женщин были выявлены  видоспецифические антитела IgG к белкам MOMP pgp3 и HSР60 C.trachomatis (HSP60+MOMPpgp3+), у 19 женщин были выявлены только антитела IgG к белкам MOMP pgp3 C.trachomatis (HSP60-MOMPpgp3+). Выявления антихламидийных антител проводилось методом иммуноферментного анализа с использованием  тест-систем фирмы «ВекторБест» (Россия). Методом ПЦР определяли ДНК C.trachomatis в отделяемом из цервикального канала, которая была обнаружена у 6,6% женщин с хроническим серопозитивным сальпингоофоритом  с наличием антител IgG к белкам MOMP pgp3 C.trachomatis. Группу сравнения (II) составили 45 женщин с хроническим сальпингоофоритом (нехламидийной этиологии) с отрицательными результатами серологического исследования и ПЦР – диагностики. Для статистически достоверной оценки результатов иммунологического и иммуногистохимического исследований в исследуемых группах дополнительно была сформирована контрольная группа из 18 здоровых женщин, проходивших обследование по поводу мужского фактора бесплодия.
Обследование пациенток проводилось в отделении гинекологии СПбГМА им. И.И.Мечникова, во 2–ом гинекологическом отделении ГУЗ Александровской больницы, в НИИ Акушерства и Гинекологии им. Д.И. Отта. Все клинико-лабораторные исследования были выполнены в ФГБУ ВЦЭРМ им. А.М.Никифорова МЧС​России.                                                                                                                                                 Средний возраст пациенток с хроническим серопозитивным сальпингоофоритом составил 30,5±0,59лет, с хроническим серонегативным сальпингофооритом – 31,5±0,65 лет.                                                                                                                          Фенотипирование лимфоцитов осуществляли методом проточной цитометрии, на проточном цитофлюориметре EPICS XL фирмы «Coulter Corporation» (США) с использованием моноклональных антител фирмы «Beckman Coulter» к антигенам CD3+, CD4+, CD8+, CD16+, CD20+, CD56+, CD25+, HLADR+. Цитотоксическую активность NK–клеток определяли методом ДНК–проточной цитометрии.
Содержание TNF-α и INF-g в культуральных средах и в сыворотке определяли методом иммуноферментного анализа с использованием тест-систем фирм «Протеиновый контур» и «Цитокин» (Россия).
 
Результаты и их обсуждение. Результаты исследования параметров гуморального звена иммунитета в исследуемых группах показали, что достоверное повышение секреторного иммуноглобулина А (sIgA) наблюдалось у женщин как в группе с серопозитивным (I), так и с серонегативным (II) хроническим сальпингоофоритом в сравнении с контрольной группой (табл. 1).                                                        
Следует отметить, что максимальное значение sIgA у 6 (28,5%) женщин в группе с хроническим серопозитивным сальпингоофоритом с антителами IgG к C.trachomatis (HSP60+/MOMP/pgp3+) и (HSP60−/MOMP/pgp3+) варьировало от 22,1 до 26,4 мкг/мл соответственно, что в 5 раз превышало максимальное значение sIgA (4,7мкг/мл) у женщин с хроническим серонегативным сальпингоофоритом (II группа). Максимальное значение медианы sIgA в 1,2 раза было достоверно выше у женщин с хроническим серопозитивным сальпингоофоритом, ассоциированным с HSp60−/MOMP/pgp3+ антителами в сравнении с серопозитивным сальпингоофоритом, ассоциированным HSP60+/MOMP/pgp3+ антителами, и в 3,2 раза достоверно превышало значение контрольной группы (р<0,05). В исследуемых группах показатели медианы иммуноглобулинов А и G достоверно не отличались от значений контрольной группы (p>0,05). Следует отметить, что в группе с хроническим серопозитивным (HSP60+/MOMP/pgp3+) сальпингоофоритом у одной женщины отмечалось повышение содержания IgG в сыворотке крови до 27,81 мг/мл.
Уровень Ig М у женщин в группе с хроническим серопозитивным (HSP60−/MOMP/pgp3+) сальпингоофоритом достоверно в 2,6 раза превышал значение этого показателя контрольной группы (р< 0,05) (табл.1). Несмотря на то, что значение медианы Ig M у женщин в I (HSP60+)и II группах были в пределах нормы, тем не менее, у 2 и 3 пациенток соответственно, содержание IgM в сыворотке крови превышало контрольные значения и соответствовало 5,4 и 3,18 мг/мл против 2,4 мг/мл контрольной группы. Результаты исследования субпопуляционного состава лимфоцитов крови представлены в таблице 2. Относительное и абсолютное количество В-лимфоцитов у женщин с хроническим сальпингоофоритом II и III групп достоверно не различалось как между группами, так и в сравнении с контрольной группой (р>0,05).
В литературе представлены данные о повышении уровней IgG и IgА в сыворотке пациенток с персистирующей хронической хламидийной инфекцией, которое сочеталось со снижением количества В-лимфоцитов в крови [1], что объясняется дифференцировкой В-лимфоцитов в плазматические клетки-продуценты иммуноглобулинов, в том числе специфических антител.
У пациенток I группы с хроническим серопозитивным сальпингоофоритом (HSP60+/MOMP/pgp3+) абсолютное и относительное количество В-лимфоцитов характеризовались тенденцией к снижению по сравнению с II и контрольной группами.
У женщин с хроническим серопозитивным сальпингоофоритом в группе с (HSP60+/MOMP/pgp3+) имел место относительный лимфоцитоз, тогда как абсолютное количество лимфоцитов характеризовалось тенденцией к увеличению во всех исследуемых группах. В этой же группе имело место умеренное увеличение как относительного так и абсолютного количества зрелых Т-лимфоцитов (СD3+) за счет субпопуляции Т-хелперов (CD3+CD4+) (p>0,05), относительное и абсолютное значение которых также характеризовалось достоверным увеличением в сравнении со значением этого показателя контрольной группы.
Абсолютное и относительное количество с цитотоксических лимфоцитов (СD3+CD8+) во всех исследуемых группах были сопоставимы со значениями этих показателей контрольной группы. Соотношение CD4/CD8 во I и II группах (табл.2) было сопоставимо со значением этого показателя контрольной группы (р>0,05).
Относительное количество NK-клеток как с высокой экспрессией CD16, так и CD56 во всех исследуемых группах было сопоставимо со значениями этих показателей контрольной группы, при этом абсолютное количество этих субпопуляций NK-клеток характеризовалось снижением у женщин с хроническим серопозитивным сальпингоофоритом (HSP60-/MOMP/pgp3+). Только у 28,5% женщин с хроническим серопозитивным сальпингоофоритом (HSP60+/MOMP/pgp3+) было выявлено снижение NK-клеток, экспрессирующих CD16+, – субпопуляции NK-клеток, характеризующейся высоким цитотоксическим потенциалом и способностью осуществлять антителоопосредованную цитотоксичность. Минимальные значения относительного и абсолютного количества субпопуляция NK-клеток CD16+ равнялись 5% и 85 клеток в 1мкл соответственно, что можно объяснить миграцией NK-клеток с высоким цитотоксическим потенциалом в очаг воспаления.
Цитотоксическая активность NK- клеток периферической крови женщин всех исследуемых групп в 1,5 – 1,4 – 1,2 раза была ниже значений этого показателя контрольной группы с достоверной разницей во II группе (р<0,05). Относительное и абсолютное количество лимфоцитов периферической крови, экспрессирующих маркер ранней активации (СD25+) – рецептор интерлейкина- 2 (IL-2) – ростового фактора Т-, В-, NK – клеток у пациенток II группы был достоверно ниже, чем у женщин III и контрольной групп, что свидетельствует, по–видимому, о эффекторной фазе иммунного ответа. По данным Азизовой А.А. (2009) обострение хронического сальпингоофорита характеризовалось снижением относительного и абсолютного количества зрелых Т-лимфоцитов, Т- хелперов, специфических цитотоксических лимфоцитов, натуральных киллерных клеток и В-лимфоцитов, которое сочеталось с увеличением количества лимфоцитов крови, экспрессирующих маркер ранней активации CD25. По относительному и абсолютному количеству лимфоцитов крови, экспрессирующих маркер поздней активации HLA-DR, исследуемые группы были сопоставимы с контрольной группой. Однако в группе женщин с хроническим серопозитивным сальпингоофоритом (HSP60+/MOMP/pgp3+) у (28,5%) пациенток относительное и абсолютное количество лимфоцитов HLA-DR + значимо превышало количество В-лимфоцитов, конститутивно экспрессирующих HLA-DR. Таким образом, определенная часть Т-клеток или NK-клеток экспрессировала HLA-DR, то есть находилась в фазе активации. При сопоставимых значениях спонтанной продукции и содержания в сыворотке INF-α во всех исследуемых группах в сравнении с контрольной группой, индуцированная продукция этого провоспалительного цитокина была достоверно ниже (p<0,05), что свидетельствует о хроническом воспалительном процессе. Результаты исследования цитокинового звена иммунитета показали, что во всех группах у женщин с хроническим сальпингоофоритом наблюдались повышение спонтанной продукции и содержания в сыворотке TNF-α, INF-γ (табл.3.), что свидетельствует об обострении хронического воспалительного процесса и иммунном ответе, развивающимся по Тh -1 типу. По данным Кошкина С.В. (2008) установлено, что у 40,0% больных с урогенитальным хламидиозом отмечается повышение уровня TNF-a в сыворотке крови. Повышение уровней продукции провоспалительного цитокина INF-γ свидетельствует об обострении хронического воспалительного процесса, вызванного внутриклеточными возбудителями, в первую очередь вирусами. Эффектами INF-γ являются прямое противовирусное действие и значимое стимулирующее влияние на такие клетки как моноциты, макрофаги, осуществляющие фагоцитоз, и NK-клетки, выполняющие килинг «инфицированных» внутриклеточными возбудителями клеток [8; 12; 15]. Таким образом, INF-γ приводит не только к элиминации вирусов, но и других внутриклеточных возбудителей, в том числе и C. trachomaris, индуцируя фагоцитоз и свободно-радикальный киллинг бактерий [8; 11]. Одним из эффектов INF-γ является стимуляция экспрессии не только антигенов HLA-A, B, С локусов, присутствующих на всех ядросодержащих клетках организма, но и антигенов HLA-DR локуса, конститутивно присутствующих только на В-лимфоцитах и профессиональных антиген-презентирующих клетках, на клетках организма. Этот эффект носит название аутопризентация – и таким образом, высокие уровни продукции INF-γ при наличии генетической предрасположенности и хронической персистирующей инфекции обусловливает развитие аутоиммунного воспаления. По данным Кошкина С.В. (2008) установлено, что у женщин с клиническими проявлениями аднексита (у 100%) наиболее часто повышены уровни INF-γ и TNF-a, повышение уровня последнего ассоциировано с наличием в фенотипе лимфоцитов таких антигенов как В8, В17, А1, В35, что предрасполагает к развитию аутоиммунной патологии. Хроническая персистирующая хламидийная инфекция, сопровождающаяся высокими уровнями продукции интерферона гамма, при наличии генетической предрасположенности может приводить к развитию аутоиммунного процесса. Известно, что у персистирующих микроорганизмов за счет изменения экспрессии ключевых антигенов с беспрерывным синтезом белков теплового шока запускается вторичный иммунный ответ [13]. Белок теплового шока HSP60 в результате антигенной перегрузки организма ведет к развитию вторичного гуморального ответа с гиперпродукцией IgA и IgG, активации реакции гиперчувствительности замедленного типа, что в свою очередь приводит к лимфоцитарной и моноцитарной инфильтрации локально в слизистых, а также за счет гомологии к белкам теплового шока стимулирует аутоиммунный перекрестный ответ [7; 8; 19]. Список литературы: 1. Азизова А.А. Патоморфоз хронического сальпингоофорита у женщин с хламидийной и микоплазменной инфекцией. Автореферат дис. …к.м.н.. – Казань. – 2009. – 24 с. 2. Кошкин С.В. Урогенитальный хламидиоз: клинико-иммунологическая характеристика, иммуногенетические маркеры, вопросы прогноза и лечения. Автореферат дис. … докт. мед. наук. – Москва. – 2008. – 48 с. 3. Сидельникова В.М. Привычная потеря беременности – М.: Триада Х,  2002. – 300с. 4. Paavonen J. Pelvic inflammatory disease. From diagnosis to prevention // Dermatol. Clin. – 1998. – Vol. 16. – P. 747–756 xii. 5. Hartog J.E., J.A. Land, F.R.M. Stassen, A.G.H. Kessels et al. Serological markers of persistent C. trachomatis infections in women with tubal factor subfertility // Hum. Reprod. – 2005. – Vol. 20. – P. 986–90 6. Wilson J.S., E. Honey, A. Templeton, J. Paavonen et al. A systematic review of the prevalence of Chlamydia trachomatis among European women // Hum. Reprod. Update. – 2002. – Vol. 28. – P. 385–394. 7. Stephens R.S. The cellular paradigm of chlamydial pathogenesis // Trends Microbiol. – 2003 –Vol. 11(1). – P. 44–51. 8. Debattista J., P. Timms, J. Allan., Immunopathogenesis of chlamydia trachomatis infections in women// Fertil. Steril. – 2003. – Vol. 79, N. 6. – P. 1273–1287. 9. Lardenoije C.M., Land J.A.Chlamydia antibody testing for tubal factor subfertility // Ned. Tijdshr. Geneeskd. . – 2007. – Vol. 151. – 1981 – 1985. 10. Land J.A., J.E. Van Bergen, S.A. Morre, M.J. Postma Epidemiology of Chlamydia trachomatis infection in women and the cost-effectiveness of screening // Hum. Reprod. Update. – 2010. – Vol. 16(2). – P. 189–204. 11. Morrison R.P. H.D. Caldwell Immunity to murine chlamydial genital infection, // Infect. Immun. – 2002. – Vol. 70. – P. 2741–2751. 12. Reddy B.S., Rastogi S., Verma S., B. Das, et al. Cytokine expression pattern in the genital tract of C. trachomatis women − implication for T cell responses // Clin. Exp. Immunol. – 2004. – Vol. 37. – P. 552–558. 13. La Rue R.W., B.D. Dill, D.K. Giels, J.D. Whittimore et al. Chlamydial Hsp60-2 is iron responsive in Chlamydia trachomatis serovar E-infected human endometrial epithelial cells in vitro / // Infect. Immun. – 2007. – Vol. 75, N. 5. – P. 2374–2380. 14. Kinnunen A. ,  H.M. Surcel, M. Halttunen et al. Chlamydia trachomatis heat shock protein 60 induced interferon-gamma and interleukin 10 production in infertile women / // Clin. Exp. Immunol. – 2003. – Vol. 131. – P. 299–303. 15. Hook C.Е., N.J. Telyatnikova, C. Goodall, V.M. Braud et al. Effects of Chlamydia trachomatis infection on the expression of natural killer (NK) cell ligands and susceptibility to NK cell lysis / // J. Clin. Exp. Immunol. – 2004. –Vol. 138(1). – P. 54–60. 16. Ness R.B., D.E. Soper, R.L. Holley et al. Effectiveness of inpatient and outpatient treatment strategies for women with pelvic inflammatory disease: results from the Pelvic Inflammatory Disease Evaluation and Clinical Health (PEACH) randomized trial / // Am. J. Obstet. Gynecol. – 2002. –Vol. 186. – P. 929–937. 17. Simms I., J.M. Stephenson, H. Mallinson et al. Risk factors associated with pelvic inflammatory disease: a UK study // Sex. Transm. Infect. – 2006. – Vol. 82. – P. 452–457. 18. WHO. Prevention and control of sexually transmitted infections: draft global strategy. Available at: http://www.who.int/reproductive-health/docs/stis_strategy.pdf (2006b, last date accessed). 19. Yi Y. X. Yang, R.C.  Brunham Autoimmunity  to heat shock protein 60 and antigen-specific prodaction of interleukin-10, // Infect. Immun. – 1997. – Vol. 65. – P. 1669-          

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Гости могут загружать картинки размера 499KB, типы файлов: jpeg, pjpeg, png.